Банк России ввел новые ограничения на операции с иностранными ценными бумагами

Банк России на полгода запретил депозитариям проводить операции с ценными бумагами, зачисленными со счетов иностранных депозитариев после 1 марта. Участники рынка связывают решение с агрессивной рекламной кампанией одного из брокеров. По их мнению, регулятор боится роста числа инвесторов с заблокированными активами, а также не хочет ослаблять свою переговорную позицию перед Euroclear.

В понедельник, 8 августа, Банк России объявил о введении запрета на проведение операций депозитариями и регистраторами с ценными бумагами, зачисленными со счетов иностранных депозитариев или уполномоченных держателей после 1 марта 2022 года. Запрет также касается ценных бумаг, купленных нерезидентами из дружественных стран и контролируемых иностранными компаниями (кроме резидентов Белоруссии) у других нерезидентов в период с 25 июня 2022 года и до даты переквалификации счета депо типа «С» в обычный счет депо. Ограничения вводятся сроком на полгода. Соответствующие предписания ЦБ разослал профучастникам рынка 4 августа (с ними ознакомился “Ъ”).

По оценке Cbonds, объем рынка суверенных российских евробондов на 1 июля 2022 года оценивался в $38,3 млрд, объем корпоративных заимствований — в $90,1 млрд. При этом, по оценке ЦБ, около половины суверенных еврооблигаций приходилось на зарубежных инвесторов. Исходя из статистики размещения корпоративных евробондов, на зарубежных инвесторов, как правило, приходилось 60–80%.

В настоящее время суверенные евробонды торгуются за рубежом на уровне около 50% номинала, в то время как на внутреннем рынке их стоимость превышает 100% номинала. Корпоративные еврооблигации на российском рынке в зависимости от срока обращения, эмитента и купона торгуются по 85–104% номинала. По словам собеседника “Ъ” на фондовом рынке, российский инвестор покупал бумагу не напрямую у зарубежного владельца евробондов, а через цепочку посредников — российского брокера, который покупал их у дружественного нерезидента, который ранее приобрел ИЦБ у нерезидента из недружественной страны. По словам одного из собеседников “Ъ”, за такие сделки брокер брал комиссию в размере 10–20%.

По словам собеседников “Ъ”, наиболее активно такие инструменты предлагает компания ITI Capital. Впрочем, представитель брокера сообщил, что новые ограничения Банка России не влияют на предлагаемую компанией схему покупки евробондов.

«Ограничений на зачисление бумаг с местом хранения в иностранных депозитариях нет. Бумаги, хранящиеся в иностранных депозитариях, с которыми мы работаем, могут быть переведены в российские депозитарии без смены собственника. Касательно счетов в вышестоящих иностранных учетных институтах, запрещается списывать ИЦБ с депо нерезидентов и счетов номинальных держателей и ДУ, если они действуют в интересах нерезидентов»,— пояснил представитель ITI Capital.

Также участники рынка сообщили о подобных предложениях от компаний «Атон» и БКС. В БКС заявили, что не предлагают приобретать еврооблигации с дисконтом. В «Атоне» отказались от комментариев. Во Freedom Finance рассказали, что клиенты компании у нерезидентов приобретали евробонды российских эмитентов, но это были штучные сделки.

Вместе с тем участники рынка указывают, что такие операции несут высокие риски как для инвесторов, так и для брокеров. «Клиент на неопределенный срок остается с заблокированными бумагами, а ЦБ на фоне существующих проблем с ИЦБ не хотелось бы увеличивать количество таких инвесторов»,— считает управляющий директор «Иволга Капитал» Дмитрий Александров. Большинство корпоративных эмитентов, по словам директора департамента управления активами УК «Ингосстрах-Инвестиции» Артема Майорова, пока сами не знают, как будут рассчитываться с держателями своих еврооблигаций, «поэтому такая покупка носит исключительно спекулятивный характер с верой в светлое будущее».

Кроме того, по словам источника “Ъ” в крупной брокерской компании, решение ЦБ связано с переговорами о взаимном освобождении активов с Euroclear.

«Регулятор считает, что профучастники, действуя таким образом, ослабляют его переговорную позицию»,— пояснил он. Поэтому, по оценке одного из собеседников “Ъ” на финансовом рынке, объем операций по покупке еврооблигаций российских эмитентов не был масштабным. В двух российских УК рассказали, что на счета клиентов было приобретено еврооблигаций на сумму от нескольких миллионов долларов до более чем $10 млн.

Вопрос с инвестициями в иностранные ценные бумаги имеет два аспекта — как к этому относится юрисдикция инвестора и как к этому относится юрисдикция эмитента, отмечают юристы. «Организация обращения иностранных ценных бумаг, эмитенты которых являются субъектами недружественных юрисдикций, сопряжена с существенными санкционными рисками»,— указывает старший юрист юридической фирмы Tomashevskaya & Partners Михаил Жужжалов. Во-первых, санкции расширяются, и может возникнуть необходимость отменить операции либо, как в случае с НРД, «в санкционный список может попасть важный институционный элемент использованной брокером модели инвестирования», отмечает он. Во-вторых, «операции уже могут быть запрещены, и брокер может использовать неочевидные схемы организации обращения ценных бумаг в России», поясняет господин Жужжалов.


Газета «Коммерсантъ» №143 от 09.08.2022

Читайте также: