В России появится два новых профильных арбитражных учреждения

Впервые за два года в России появились два новых третейских суда (теперь они называются постоянно действующими арбитражными учреждениями, ПДАУ). Оба игрока специализированные — один международный, второй спортивный. Поэтому юристы хотя и рады обновлению рынка, но сомневаются, что оно серьезно улучшит снизившуюся в ходе реформы доступность арбитража.

Первое в этом году заседание Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте РФ, прошедшее 4 апреля, привело к появлению в РФ двух новых ПДАУ. Рекомендацию получили Гонконгский международный арбитражный центр (Hong Kong International Arbitration Centre, ГМАЦ) и учрежденная Олимпийским комитетом РФ (ОКР) АНО «Спортивная арбитражная палата» (САП).

Это уникальное событие, после реформы рынка получить разрешения в марте 2017 года удалось лишь ПДАУ при РСПП и Российскому арбитражному центру. Остальным заявителям отказали.
Новичкам победа тоже далась непросто. Заявка ГМАЦ уже рассматривалась осенью, но голосование не состоялось (см. “Ъ” от 27 сентября 2018 года). На заседании 4 апреля центр представляла его генеральный секретарь Сара Гриммер. В своем выступлении она подчеркнула международный характер ГМАЦ: с момента создания в 1985 году он рассмотрел более 10 тыс. споров между компаниями из 40 стран и только два между российскими лицами. Еще четыре спора с участием российских компаний рассматриваются сейчас. Средняя продолжительность рассмотрения спора — 14 месяцев, чаще всего применяется гонконгское и английское право. Вопросов к репутации центра у членов совета не возникло, и заявку одобрили 44 члена совета (против были двое). ГМАЦ стал первым мировым арбитражем, получившим официальный статус в РФ.
Учрежденный при САП Национальный центр спортивного арбитража (НЦСА) представляла внушительная команда: глава правового управления ОКР Александра Бриллиантова, ректор МГЮА Виктор Блажеев и глава Международной федерации спортивной стрельбы, миллиардер Владимир Лисин. НЦСА тоже не сразу добился успеха, у него были проблемы со списком арбитров из-за перекрестных требований законов «Об арбитраже» и «О физической культуре» (см. “Ъ” от 25 мая 2018 года). В результате среди 30 арбитров оказалось половина спортсменов и тренеров и половина юристов. В итоге претензий у совета не нашлось, и заявку НЦСА одобрили 45 членов (возразил один).

Почему по итогам реформы в России осталось четыре арбитражных учреждения
Опрошенные “Ъ” юристы приветствуют решение совета, но не спешат говорить о решении проблем реформы третейских судов в РФ, результатом которой стал нынешний сложный механизм одобрения. «Хотелось бы, чтобы на этом процесс не останавливался — как минимум еще пара десятков достойных институций в стране есть,— подчеркивает партнер Quorus Евгений Жилин.— Два новых ПДАУ ни на доступность арбитража в целом, ни на экономику не повлияют». Это мнение разделяет старший юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов: «С точки зрения репутации к этим ПДАУ вопросов быть не может. Однако на повышении доступности арбитража в России их появление не отразится, поскольку Гонконгский арбитраж довольно дорог, а спортивный — слишком узкоспециализированный».

Следующее заседание совета планируется в мае в рамках IX Петербургского международного юридического форума, но на нем заявки НКО рассматриваться не будут. В Минюсте “Ъ” сообщили, что сейчас на рассмотрении находятся документы еще двух НКО.

Газета «Коммерсант» № 60 05.04.2019

Читайте также: