В рамках подготовки поправок к законопроекту о разделении инвесторов на категории обсуждался вопрос о переводе в ранг инвестиционных инструментов обезличенных металлических счетов и валютных депозитов

 Доступ к ним неквалифицированных инвесторов в этом случае может быть ограничен. Впрочем, эксперты полагают, что реализация таких инициатив, особенно в отношении валютных депозитов, маловероятна.

Обезличенные металлические счета (ОМС) и валютные депозиты могут приравнять к инвестиционным инструментам. Такие инициативы, в частности, обсуждались в начале минувшей недели на одной из закрытых встреч регулятора с участниками финансового рынка, касающейся законопроекта о категоризации инвесторов. Об этом “Ъ” рассказали четыре источника на рынке, как присутствовавших на совещании, так и слышавших это от его участников. В случае реализации таких инициатив не исключено, что доступ к таким инструментам со стороны наименее защищенной категории неквалифицированных инвесторов может быть ограничен.

«Действительно, есть дискуссия относительно ОМС, которые не страхуются в рамках системы страхования вкладов и по своей сути являются не сбережениями, а инвестиционным инструментом»,— подтвердили в ЦБ. Однако для введения ограничений для ОМС необходимо изменение Гражданского кодекса, тем самым вопрос не может быть решен в законопроекте о категоризации инвесторов. По словам инвестиционного стратега «БКС Премьер» Светланы Кордо, этот инструмент может быть противопоказан тем, кто хочет гарантии сохранности вложенных средств в денежном эквиваленте, а также тем инвесторам, которым могут срочно понадобиться средства.

Объем этого рынка на текущий момент невелик — всего 100–150 млрд руб. совокупно на счетах ОМС, то есть не более 2,4% от размера розничных валютных вкладов, отмечает аналитик управления операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин.
По его словам, риски вложений в такой инструмент могут быть также отнесены и к инвестициям в валюту. «Это взаимосвязанные рынки, схожие по своей реакции на весь комплекс факторов мировой экономики по волатильности, текущей структуре инвесторов и т. п.»,— указывает он.

Почему участники финансового рынка хотят изменить систему квалификации инвесторов
Что касается темы валютных депозитов, то, по словам главы думского комитета по финансовому рынку Анатолия Аксакова, такое предложение оказалось «очень неожиданным». По его словам, это «очень дискуссионная тема». В ЦБ утверждают, что тема валютных вкладов «не обсуждалась и не обсуждается». Однако сама идея таких изменений рынок беспокоит. По словам первого зампреда правления Совкомбанка Сергея Хотимского, как ОМС, так и валютный депозит — это довольно простые инструменты, и необходимости в таком подходе нет. «Валютный депозит не несет никаких инвестиционных рисков для клиента. Риск равен риску рублевого депозита, и это риск банка, в котором он размещает деньги»,— считает директор департамента Private Banking банка «ФК Открытие» Виктория Денисова. Директор по сегментам и некредитным продуктам Альфа-банка Алексей Ермаков указывает, что валютный депозит имеет заранее установленную гарантированную доходность, а также защиту капитала, поэтому счесть неподходящим для неквалифицированных инвесторов этот продукт нельзя.

Валютный депозит остается довольно популярным банковским продуктом среди населения. По данным ЦБ, на 1 июня объем средств на счетах физических лиц в валюте составлял около 6,14 трлн руб. (из общего объема розничных вкладов почти 29 трлн руб.).
«Существенный всплеск заинтересованности граждан к валютным вкладам отмечался в конце 2014 года — начале 2015 года, когда ставки по депозитам достигали 5%, а в отдельных банках находились на уровне 6–7% и выше»,— напоминает младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Мария Зинина. Тогда доля валютных вкладов, согласно данным ЦБ, приближалась к 30% от общей суммы на счетах физических лиц. Однако, как отмечает госпожа Зинина, с весны 2015 года ставки стали снижаться, а с середины 2016-го почти два года были на уровне около 1% годовых. После непродолжительного роста в середине 2018 года на текущий момент они составляют не более 2% по коротким депозитам и не более 3% по депозитам свыше одного года. В эти годы их доля не опускалась ниже 20%. Как подчеркивает Мария Зинина, вкладчики рассматривают валютные вклады больше как инструмент сохранения сбережений на среднесрочном и долгосрочном горизонте, а не как источник процентного дохода. «Мы не верим в серьезность и перспективность обсуждения таких решений из-за огромного количества существенных и неконтролируемых рисков»,— соглашаются в Россельхозбанке. По словам господина Аксакова, этот вопрос далек от окончательного решения.

Газета «Коммерсантъ» №117 08.07.2019

Читайте также: