Реформа помогла арбитражу в поддержке судов, но оставила его без ресурсов


Судебная реформа 2014 года обеспечила эффективный перенос опыта арбитражной системы в суды общей юрисдикции и в целом активизировала работу и всей судебной системы, и Верховного суда (ВС). К этому выводу пришли авторы работы «Экономическое правосудие в РФ 2014–2018 годов» под эгидой Центра развития современного права (ЦРСП). Впрочем, по мнению исследователей, самому арбитражу импульса развития это не дало, система, обеспечивающая стабильное правосудие в экономических спорах, развивается экстенсивно.

Аналитический обзор, посвященный итогам пяти лет развития судебной системы и ее арбитражной составляющей после реформы 2014 года, в которой арбитраж был интегрирован в общесудебную систему, подготовлен под руководством Андрея Кашанина из Высшей школы экономики (ВШЭ) коллективом ученых-правоведов из ВШЭ, ЦРСП и МГЮУ им. Кутафина. Это первая системная работа, анализирующая не только результаты реформы для арбитражной системы, но и их среднесрочное влияние на судебную систему в целом и ее высшие инстанции.

В целом выводы работы ЦРСП, анализирующей и статистику судебных дел, и стабильность позиций в решениях судов, и развитие информационных систем в правосудии, и качество экономического правосудия, для реформы 2014–2019 годов весьма положительны. Работа констатирует, что по крайней мере в отношении системы судов общей юрисдикции интеграция в них арбитражной системы стала позитивным фактором: помимо того что правовые позиции, выработанные арбитражами, стали доступны судам общей юрисдикции (по крайней мере формально это было одной из задач реформы), арбитраж выполнил функции «донора» в части технологий обеспечения прозрачности правосудия и, в частности, системы электронного правосудия. При этом фактическая замена в 2014 году Высшего арбитражного суда (ВАС) Судебной коллегией по экономическим спорам (СКЭС) с двукратным сокращением численности судей этого органа в сравнении с ВАС создавала риски снижения доступности правосудия в экономических спорах. Риски, констатирует ЦРСП, не реализовались, хотя в коллегию в 2018 году поступало в 1,9 раза (с учетом надзорных жалоб) больше кассационных обращений, чем в ВАС в 2014 году. Кроме того, ЦРСП с цифрами в руках демонстрирует преемственность решений ВАС и СКЭС, а также эффективность действий ВС в распространении единообразной практики и правовых позиций в решении экономических споров в арбитражах и в судах общей юрисдикции. Отдельная часть работы посвящена активизации работы ВС в части, вызванной реформой.

В целом и другие риски, ранее отмечавшиеся экспертами при реформе 2014 года, в основном не реализовались, несмотря на то что востребованность экономического правосудия в РФ, как и предполагалось, растет. ЦРСП, впрочем, отмечает, что рост нагрузки на арбитраж (2 млн дел в год, более 66 дел в месяц на судью) и ряд других моментов позволяют говорить об «экстенсивном» характере развития арбитражных судов, несмотря на то что сроки рассмотрения дел в арбитражах РФ существенно снизились, а качество ощутимо выросло. В анализируемой ЦРСП статистике, отметим, есть системное искажение, отмечаемое исследователями,— это результат перевода в ФНС администрирования соцплатежей, вызвавшего настоящую лавину (сотни тысяч) в основном формальных дел в 2016–2018 годах, что, впрочем, не изменяет основных выводов. Тем не менее, по мнению ЦРСП, внутренние ресурсы для дальнейшего развития системы арбитража практически исчерпаны: он развивается по инерции, испытывает проблемы с ресурсами (и материальными, и человеческими) и нуждается в дополнительных импульсах. В частности, от этого во многом зависит судьба проекта «цифрового правосудия», база для которого де-факто создана в судах системой арбитража.

Отдельная проблема, разбираемая ЦРСП,— фактическая недоступность решений президиума ВС в делах по экономическим спорам в порядке надзора: закрепление правовых позиций ведется «паллиативным» путем, методом неоднократного рассмотрения данных дел СКЭС. Президиум ВС в этой части рассматривается как «дисфункциональный», а надзорная инстанция по экономическим делам «фактически недоступна» для участников рынка. Инкорпорация СКЭС в ВС не изменила остальных структур ВС и судебного департамента, в результате чего, по мнению ЦРСП, арбитраж рассматривается ВС как «полезный, но все же чужеродный» орган, не требующий инвестиций или развития. Запас прочности в системе арбитража, констатируют исследователи, позволял в 2014–2019 годах решать текущие проблемы, как и «экстраординарные» усилия, реализуемые в «ручном режиме», но этот ресурс конечен.

Газета «Коммерсантъ» №54 от 28.03.2019

Читайте также: