Как меры по ограничению раскрытия информации позволяют российским компаниям получить неконкурентные преимущества


Российские компании могут использовать санкции против них как повод для получения неконкурентных преимуществ на внутреннем рынке, заявил глава «антисанкционного» департамента Минфина.

Защита компаний и банков от западных санкций может приводить к возникновению нерыночных преимуществ. Об этом заявил директор департамента контроля за внешними ограничениями Минфина Дмитрий Тимофеев на конференции в Российском совете по международным делам (РСМД), передал корреспондент РБК.

В частности, компаниям и банкам под санкциями разрешено не раскрывать данные о руководстве, активах, структуре владения, сделках, акционерах, контрагентах и т.д. из-за риска вторичных санкций.

«Санкции могут использоваться в том числе для получения неконкурентных преимуществ», — отметил Тимофеев, уточнив, что Минфин старается противодействовать недобросовестным практикам.

«Меры по ограничению раскрытия информации должны касаться, прежде всего, списка SDN [самый жесткий блокирующий санкционный список США. — РБК], а для остальных санкций — европейских, украинских — очевидно, нет. Мы хотим соблюсти баланс между открытостью экономики и защитой», — отметил Тимофеев.

«Раскрытие информации играет важную государственную функцию — на рынке ценных бумаг, крупные сделки, госзакупки и т.д., поэтому просто так взять и закрыть всю информацию было бы неправильно, этот вопрос нужно упорядочить», — резюмировал Тимофеев.

Минфин комментирует новые планы США

Несмотря на то что США не включили санкции на госдолг России в бюджет Пентагона, Минфин учитывает такой риск в будущем и продолжит готовить меры защиты, рассказал Тимофеев журналистам.

«Расслабиться мы не готовы. Мы рассчитываем на разные сценарии, — пояснил Тимофеев. — Допустим, если санкции против рублевого долга будут введены, то в долгосрочной перспективе рынок приспособится: российские банки будут выкупать рублевый долг, иностранцы — в меньшей степени; может быть, какая-то часть иностранцев будет выходить, продавать в первое время».

«В переходный период можно не занимать. У нас существенные остатки на едином казначейском счете, федеральный бюджет может позволить себе вообще не занимать в течение двух лет, расходуя эти остатки», — отметил Тимофеев. «В период адаптации добавлять предложение и продавать рублевый долг по низким ценам было бы неправильно», — считает чиновник.

Тимофеев не стал комментировать планы США ввести новые санкции против газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». «Новости появились буквально вчера. Ничего нет определенного», — пояснил он.

Какие конкретно новые антисанкционные меры сейчас обсуждает Минфин, директор департамента не уточнил. «Какие-то доклады о том, что назрела такая необходимость, мы подготовили и уже направили, ждем реакции сверху», — заключил Тимофеев.

Вторичные санкции США в виде штрафов для американских и иностранных компаний за сотрудничество с лицами из черного списка значительно эффективнее санкций против государств, оценили в «Российском совете по международным делам»: почти во всех случаях бизнес изменил поведение в сторону лояльности властям США.

Эксперты РСМД проанализировали 205 случаев по материалам расследований OFAC (санкционное подразделение Минфина США) с 2009 по 2019 год.

67%, или 137 случаев, вторичных санкций пришлось на компании из США, 19,5%, или 40, — из Евросоюза, пять в Швейцарии, четыре в Китае и всего один в России — в 2014 году США оштрафовали Банк Москвы за нарушение санкций против Ирана.
Всего компании и физлица заплатили США $4,7 млрд штрафов. Больше всего перечислил бизнес из Евросоюза — 82%, компании США — лишь 3%.
Почти 80% нарушений (162) носит единичный характер, множественные зафиксированы в 43 делах. 37% случаев (76) OFAC классифицировала, как халатность, 15,6% (32) признаны преднамеренными.
Компании не спешат доносить на себя, но почти все сотрудничают после «поимки». Почти 72% (147 компаний) таким образом удалось снизить штрафы.
В 86% случаев компании нарушили санкции из-за несовершенства систем комплаенс.
Большинство нарушений связаны с иранской программой. По «украинскому пакету» зафиксированы всего три.
Компании финансового сектора наиболее уязвимы для вторичных санкций и заплатили 93% всех штрафов.

РБК 12.12.2019

Читайте также: