Фондовый рынок России, бурно развивавшийся последние пять лет, мог стать образцом реформы

Фондовый рынок России, бурно развивавшийся последние пять лет, мог стать образцом реформы, где основными элементами были широкий круг финансовых инструментов, в первую очередь иностранных, как первый шаг на рынок и способ диверсификации портфелей, а также налоговые стимулы, которые на фоне падения ставок по вкладам позволили банкам заняться трансформацией вкладчиков в инвесторов.

В той части, которая относится к компетенции НАУФОР, государство выдержало разумную политику, результатом которой стало резкое увеличение количества розничных инвесторов, ставших к концу 2021 года основными на рынке, и активизация процесса IPO, в отсутствии которого отечественный рынок до того обвиняли. При этом объемный рынок с широким набором финансовых инструментов и конкуренцией между посредниками сам по себе является защитой инвесторов, не меньшей, чем все правоприменительные усилия Банка России и СРО.

Российский рынок продемонстрировал способность быть источником дохода, трансформации сбережений в инвестиции, оценки и распределения риска, финансирования экономики. Уже нет сомнений в его важности, способности быть более эффективным, чем иные способы финансирования, а также создавать им конкуренцию в интересах реального сектора. Да, события начала года заставляют переосмыслить инструментарий развития рынка, однако он мало отличается от уже использованного. Прежними остаются и задачи — обеспечение объемов рынка, позволяющих финансировать экономическую трансформацию.

Первое — разнообразие финансовых инструментов. К сожалению, в отличие от долгового рынка, где соображения рефинансирования заставляют компании, занимавшие за рубежом, занимать в России, рынок отечественных акций остается недостаточно разнообразным и привлекательным. Именно поэтому НАУФОР против ограничений в доступе неквалифицированных инвесторов к иностранным ценным бумагам и настаивает, что выход из них должен быть постепенным, несмотря на риск блокировки. Даже в случае оживления IPO я не стал бы надеяться на него как на единственный способ поддержания разнообразия инструментария.

Второе — с уходом иностранных инвесторов нам следует сохранить отечественных розничных, то есть дать им убедительные налоговые стимулы. И здесь не должно быть заблуждений — розничные инвесторы не готовы к долгосрочным инвестициям и не воспримут льготы с большим, чем прежде, налоговым горизонтом. Следует активизировать и роль НПФ, которые, по существу, отсутствуют на рынке акций. Это означает целую реформу, включающую налоговое стимулирование, отказ от требований безубыточности и запуск конкуренции. Только в этом случае НПФ, хотя и примут дополнительные риски, смогут рассчитывать на большую доходность.

Третье — участие иностранных инвесторов не должно быть исключено. Любой финансовый рынок рассчитывает на глобальные инвестиции, и они всегда больше, чем внутренние. Если мы хотим сохранить конкурентоспособность экономики, предстоит восстановить готовность зарубежных инвесторов вкладывать на российском финансовом рынке.

Четвертое — это сохранение уровня корпоративного управления, которое сегодня, с уходом иностранных инвесторов, падением конкуренции с иностранными финансовыми инструментами, отражающими его высокие стандарты, а также стремлением ограничить доступ к информации, проходит испытание на прочность.


Газета «Коммерсантъ» №171 16.09.2022

Читайте также: