Банк России собирается строго спрашивать с финансовых организаций в случае выявления у них массового мисселинга


. Регулятор сможет обязать их возвращать средства клиенту или приостанавливать продажи финансового продукта. Однако эксперты сомневаются в эффективности предлагаемых решений, отмечая, что документ требует более четких формулировок.

ЦБ опубликовал зарегистрированное Минюстом указание, регламентирующее меры, которые будет применять к финансовым организациям для борьбы с мисселингом. Требования регулятора о приостановке продаж или возврате клиентам потраченных средств будут касаться финансовых продуктов, по которым допускаются систематические нарушения. Решение о мерах будет приниматься комитетом финансового надзора ЦБ в течение не более 90 дней со дня выявления факта нарушения. У организации будет возможность обжаловать применение мер ЦБ.

Если она в течение года неоднократно допускает «доходы, полученные преступным путем», регулятор «вправе ввести запрет на проведение кредитной организацией идентификации».

Указание вступает в силу через десять дней после опубликования.

По данным ЦБ, за первое полугодие количество жалоб на мисселинг выросло на 33%, до 2,9 тыс. Больше всего жалуются клиенты банков (52,5%), страховых компаний (26,8%) и профучастников рынка ценных бумаг (10,7%).

«Введение человека в заблуждение может происходить как по вине конкретного менеджера, так и в результате системных нарушений правил продаж и раскрытия информации. В результате человек либо вообще не понимает рисков приобретаемого продукта, либо принимает его за другой, более надежный»,— поясняет руководитель службы по защите прав потребителей ЦБ Михаил Мамута. В ЦБ считают, что теперь такие продажи будет проще останавливать до исправления нарушений.

Однако именно в определении того, систематическое ли это нарушение или разовый случай в конкретном отделении, и кроется вся трудность, подчеркивают эксперты.

«Практика мисселинга — это зачастую не официальная политика, а следствие «перегибов» и нарушений на местах. В отделения спускается план, который не всегда возможно выполнить, и сотрудники вынуждены прибегать к мисселингу»,— поясняет предправления Ассоциации российских банков Олег Скворцов. По его словам, в документах ЦБ разница между ситуацией, когда мисселинг превращается в политику кредитной организации, и ситуацией, когда происходит единичное нарушение на месте, четко не обозначена. Не отмечена и разница в потенциальных наказаниях. «Отсутствие ответов на эти вопросы может привести к дополнительным ограничениям для банков, зачастую несоразмерным нарушениям»,— считает Олег Скворцов.

Опрошенные юристы также сомневаются в эффективности мер, отмечая, что многое будет зависеть от активности самих потребителей. «Далеко не все клиенты финансовых организаций могут сразу понять, что их вводят в заблуждение и что-то навязывают»,— отмечает управляющий партнер юридической компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт. Судебной практики по мисселингу очень мало, и она зачастую проигрышная для клиента, уточняет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Токарева. ЦБ пытается использовать меры, которые не слишком репрессивны, но и достаточно ощутимы, полагает юрист. Однако, подчеркивает Павел Иккерт, «мисселинг остается серьезной статьей дохода и банки будут стремиться его сохранить».


Газета «Коммерсантъ» №171 16.09.2022

Читайте также: